Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100 Hosting Ukraine
Как организовать организацию организации ??
⇑ На верх ⇑

Калькулятор кормов

Расчитывает суточную норму кормления птицы в зависимости от температуры в птичнике, сырого протеина, обменной энергии, живой массы, суточного привеса и яйцепродукции.

Подробнее...

Новости технологий

Ученые и специалисты ветеринарной медицины Университета Аубурн, США создали экспертную систему по диагностике заболеваний птицы
Справочная система по диагностике заболеваний птицы

Подробнее

 

В Нидерландах создали робота для сбора куриных яиц. Робот Poultry Bot также выполняет дополнительные функции мониторинга микроклимата.

Робот PoultryBot для сбора яиц



Купить пианино здесь. | Парики на сайте http://www.top-parik.ru.

Межведомственный сборник научных трудов "Птицеводство"

Последний 72-й номер межведомственного научно-производственного сборника "Птицеводство"

Подробнее

 

Мясояичние куры Геркулес и индейки кросса Харьковский 56

 

Продуктивность индеек кросса Харьковсковский 56

 

 Котик А.Н., Труфанова В.А.

Институт птицеводства Украинской академии аграрных наук

Действие большинства микотоксинов на животный организм основано на их способности подавлять синтез белка и нуклеиновых кислот. Содержание микотоксинов в кормах даже в следовых количествах (< 0,1 мг/кг) может привести к существенным экономическим потерям за счет ухудшения продуктивности, воспроизводительных качеств и иммунного состояния животных.

В настоящее время в большинстве случаев микотоксикозы остаются нераспознаными; особенно это относится к хроническим формам и так называемым вторичным микотоксикозам, когда вследствие ослабления резистентности животные поражаются инфекционными и другими болезнетворными агентами. Фактически в Украине производители зерна и кормов не несут материальной ответственности за их качество, а весь груз убытков ложится на животноводство. Для оценки экономического ущерба и выработки должных решений необходима информация о масштабах загрязнения кормов микотоксинами и его последствиях.

В странах с умеренным климатом существенное значение как фактор загрязнения кормов имеют фузариотоксины.

Спонтанные вспышки фузариотоксикозов кур и уток начали диагносцировать после того, как советские ученые впервые обнаружили у грибов Fusarium sporotrichioides ядовитые свойства и установили, что причиной алиментарной токсической алейкии (септической ангины) человека является зерно, пораженное F. sporotrichioides (Саркисов А.Х., Квашнина Е.С., 1948).

В районах, неблагополучных по алиментарной токсической алейкии человека, отмечены случаи токсикозов птиц после скармливания им перезимовавшего под снегом зерна. При этом у гусят наблюдали опистотонусоподобные явления, кручение головой, шаткость походки, падение на бок (Ефремов В.В., 1944). У утят заболевание нередко имело летальный исход (Сиротинина О.Н., 1945). Отмечено значительное уменьшение количества диких птиц (Сиротинина О.Н., 1945). Многочисленные попытки воспроизвести токсикоз у птиц путем скармливания перезимовавшего под снегом зерна - ядовитого для других видов животных - как правило, были безуспешны (Цитович И.С. , Левинсон М.С., 1935; Онегов А.П., Наумов В.А., 1943; Миронов С.Г., 1944; Саркисов А.Х. и др., 1948), однако Шалман Л.Б. (1945) обнаружил при этом у кур развитие лейкопении.

Острый токсикоз у кур путем введения в зоб культур F. sporotrichioides, F. poae и F. avenaceum на зерне (по 20-50 г) вызвал Джилавян Х.А. в 1956 году. Через 4-8 часов после введения наблюдали угнетение, взъерошенность оперения, отсутствие аппетита, адинамию, диарею, цианоз гребня и сережек, повышение содержания гемоглобина в крови, эритроцитоз и лейкоцитоз. Куры пали в течение 2-3 дней.

Фузариотоксикоз у гусят и индюшат впервые воспроизвели Palyusik M. et al. (1968) и Christensen C.M. et al. (1972).

О спонтанных вспышках фузариотоксикоза цыплят и кур имелись единичные сообщения Negru D. et al. (1959), Ярового П.П. (1961), Бирбина С.С. (1966), Wyatt R.D. et al.(1972).

Во всех случаях фузариотоксикоз диагносцировали на основании выделения из кормов токсигенных штаммов Fusarium, относящихся к различным видам, и исключения инфекционных факторов; иногда микотоксин обнаруживали с помощью кожной пробы на кролике. Заболевания вызывали существенный ущерб, однако было неизвестно, какие именно микотоксины явились причиной токсикозов и как обнаружить и опредлить их количество в кормах.

Прогресс в понимании этиологии фузариотоксикозов был достигнут благодаря выявлению и получению индивидуальных фузариотоксинов - зеараленона (Stob M. et al., 1962), Т-2 токсина (Bamburg J.R. et al., 1968), дезоксиниваленола (Morooka N. et al., 1972).

В странах Европы Т-2 токсин чаще всего выявляли в овсе (в 21% случаев), реже - в других видах зерна; НТ-2 токсин находили в 21% проб ячменя и 16% проб овса (Gareis M. et al., 1989).

Описания случаев Т-2 токсикоза птиц немногочисленны (Greenway J.A. a. Puls R., 1976; Puls R. a. Greenway J.A., 1976; Renault L.M., 1979; Bitay Z. et al. [цит. по Szathmary C.S., 1983]; Cirilli G., 1983); нижеследующие случаи заслуживают подробного рассмотрения.

В 1993 г. в Мордовской республике на птицефабрике у кур в течение 5-6 мес. отмечали снижение яйценоскости (на 40-50%) и качества яйца (утончение скорлупы, уменьшение массы). Ухудшилась поедаемость корма, снизилась масса тела на 20-25%. При вскрытии регистрировали гиперемию и кровоизлияния в желудочно-кишечном тракте, некрозы в ротовой полости, увеличение почек, мочеточников, яйцеводов. В кормах обнаружили охратоксин А, афлатоксин В1 и Т-2 токсин (20, 10 и 50 мкг/кг, соответсвенно), а также продуценты этих микотоксинов. На другой птицефабрике в это же время наблюдали микотоксикоз цыплят 2-20-дневного возраста (понос, значительная смертность); в кормах обнаружили охратоксин А, дезоксиниваленол и Т-2 токсин (75, 1503 и 100 мкг/кг, соответственно (Тремасов М.Я., Сметов П.К., 1995).

В Израиле зарегистрирован случай неожиданного резкого снижения яйценоскости у кур - с 85% до 6% в течение 6 дней после завоза очередной партии комбикорма, который оказался загрязненным Т-2 и НТ-2 токсинами. После замены корма низкий уровень яйценоскости сохранился в течение последующих 4-х дней; затем яйценоскость начала увеличиваться и через 12 дней достигла 85%-го уровня. Снижение яйценоскости у кур сопровождалось также заметным угнетением, значительным ухудшением поедаемости корма, поносом, а также цианозом гребня и бородок. Увеличения смертности не было; однако у кур, павших или забитых с диагностической целью, наблюдали атрофию яичников и уменьшение яйцеводов; патогенные бактерии или вирусы выделены не были. Поскольку признаки заболевания у кур проявились сразу же после начала скармливания новой партии корма, то образцы корма исследовали на содержание хлорорганических пестицидов, токсических металлов, кокцидиостатиков, а также афлатоксина, охратоксина, зеараленона, диацетоксисцирпенола и Т-2 токсина. С помощью ТСХ, жидкостной и газо-жидкостной хроматографии в корме обнаружили Т-2 токсин (500 мкг/кг) и НТ-2 токсин (700 мкг/кг) (Shlosberg A. et al., 1984).

Wyatt R.D. a. Hamilton P. (1985) описали два случая токсикозов у кур-несушек в США, характеризовавшихся развитием некрозов в ротовой полости, уменьшением яйценоскости и ухудшением качества скорлупы. При этом в корме и в печени кур был обнаружен Т-2 токсин. 140 000 кур были вынуждено забиты ввиду потери ими способности к яйценоскости.

В 1982-87 гг. в южных районах США (Техас, Нью-Мексико) зарегистрировали массовый мор канадских журавлей по причине фузариотоксикоза - всего погибло около 9 500 голов. Наибольший мор наблюдали в 1985 году, когда пало 5 000 журавлей. Из симптомов наиболее выраженным был паралич шеи, при этом журавли стояли с опущенной ниже туловища головой. На ранних стадиях болезни они могли летать с вертикально висящей головой, затем теряли способность летать, казались встревоженными.

Передвигались с затруднением. У некоторых были опущены крылья. Пытались защитить себя, когда их ловили. Биохимические анализы показали, что у пораженных журавлей уровни креатинин-киназы, аспартат-аминот рансферазы и аланин-аминотрансферазы были выше нормы; по другим 15-ти показателям сыворотки крови клинически больных и здоровых журавлей не отличались. При вскрытии павших в желудке обнаружили зерна арахиса - у 27 из 28 исследованных. Во многих случаях наблюдали отек тканей головы, частично в области черепа. В скелетных мышцах отмечены множественные кровоизлияния; патогистологические изменения включали повреждения сосудов, тромбоз, грануломатозное воспаление. Заключение о том, что причиной гибели канадских журавлей явился фузариотоксикоз, Roffe T.J. et al.(1989) и Windingstad R.M. et al.(1989) основали на следующих фактах: 1) Арахис является основным кормом канадских журавлей в данной местности. 2) Из арахиса выделили токсигенные грибы Fusarium; в арахисе обнаружили трихотеценовые микотоксины. 3) В экспериментальных условиях трихотецены, продуцируемые F. compactum выделенным из арахиса, оказались токсичными для журавлей. 4) Бактериологические и вирусологические исследования дали отрицательные результаты. 5) Анализ холинэстеразы мозга позволил исключить этиологическую роль ядов, ингибирующих холинэстеразу, - таких как органофосфаты или карбаматы. 6) Гистологически у пораженных журавлей обнаружили характерные для токсикоза изменения в сосудистой системе.

Следует отметить, что исследования с целью диагносцировать микотоксикозы птиц не ведутся систематически; как на исключение укажем на работу Morris M.P. a. Fletcher O.J. (1988), в которой приведены результаты диагностических исследований в университете штата Джорджия (США) в 1986 году. Чаще всего микотоксикозы диагносцировали в племенных стадах мясных кур: Т-2 токсикоз в 7 случаях из 169, афлатоксикоз в 2 и охратоксикоз в 2 случаях. При исследовании материалов из 81 стада кур-несушек в 3 случаях диагносцировали Т-2 токсикоз. У индеек микотоксикозы диагносцированы не были.

В данной статье приведено описание случаев микотоксикозов сельскохозяйственных птиц, диагносцированных нами в хозяйствах Украины в течение 23-летнего периода.

Методы. Отбор проб зерна и комбикормов для микотоксикологических анализов производили в соответствии с требованиями ГОСТ 10839-64, 8770-58, 13586.3-83 и 13496.0-80.

Определение токсичности и микологическое исследование кормов проводили на основании "Методических указаний по санитарно-микологической оценке и улучшению качества кормов" (Москва, 1986).

Видовую принадлежность изолятов Fusarium определяли по Билай В.И.(1977).

Содержание в кормах афлатоксина В1, охратоксина А, зеараленона и дезоксиниваленола определяли с помощью тонкослойной хроматографии, Т-2 токсина и аурофузарина - биоавтографическим методом.

Результаты. Первый и второй случаи микотоксикозов, поразивших гусят (более 3 000 голов) и индюшат (более 25 000 голов), произошли весной 1974 года в одном из птицесовхозов Харьковской области (Дорошко И.Н., Котик А.Н., 1975; Котик А.Н., 1976).

Симптомы у гусят включали скучивание, отказ от корма, задержку роста; смертность в отдельных группах составляла от 10 до 90 %, гибель наступала преимущественно с 5 по 20 день жизни. На слизистой оболочке ротовой полости, около небной щели, на языке, в области гортани обнаружили очаги некрозов различной величины покрытые твердыми наложениями, с трудом отделяющимися от ткани. Иногда наложения находили и на слизистой оболочке верхнего отдела пищевода. При вскрытии отмечены дегенеративные изменения предсердий и желудочков, увеличение и гиперемия печени, язвенный кутикулит, дуоденит. Для исключения или подтверждения инфекционной природы болезни патологический материал от павших гусят ввели однодневным гусятам, гусиным и куриным эмбрионам. Использованные для биопробы гусята и эмбрионы были доставлены из хозяйств, благополучных по заболеваниям. Гусятам патматериал ввели подкожно, эмбрионам - в хориоаллантоисную полость. Все подопытные гусята, равно как и контрольные, не заболели. Остались живыми и эмбрионы гусей и кур. Безуспешными оказались все попытки выделить из трупов гусят возбудителей бактериальных заболеваний и кандидомикоза. Для исключения влияния инкубации на сохранность молодняка провели изолированное выращивание 200 гусят из этого же неблагополучного хозяйства. В течение трехнедельного периода наблюдения ни один гусенок не заболел; гусят передали для доращивания.

В это же время на ферме по выращиванию индеек у 60-80% индюшат различных возрастных групп (от 3-4-дневных до 4-месячных), которых содержали как в помещениях так и в летних лагерях, обнаружили некротические поражения слизистых оболочек ротовой полости и языка и кожи головы. У многих индюшат некротизированный кончик языка заворачивался вверх, язык складывался вдвое; создавалось впечатление, что конец языка отрублен. Как правило, отмечали сухость слизистых оболочек ротовой полости, при этом комки корма приклеивались к слизистым и птица не могла закрыть клюв. Кроме того,у индюшат наблюдали взъерошенное оперение, опущенные крылья, угнетение, ослабление или утрату аппетита, мышечную слабость. Некоторые индюшата, если их клали на спину, не могли в течение 1-2 минут подняться на ноги. В этот период во многих группах индюшат появились признаки респираторного заболевания: хрипы, синусит; увеличился отход. При вскрытии павших было установлено, что основными причинами гибели индюшат оказались заболевания органов дыхания, однако более чем у 50 % павших индюшат находили некротические очаги в ротовой полости. Из пораженных тканей возбудитель кандидомикоза и дерматофиты выделить не удалось. Не был выделен также и вирусный агент путем инокулирования 10-дневных куриных эмбрионов суспензией из внутренних органов в аллантоисную полость и суспензией из некротизированных тканей ротовой полости на хорио-аллантоисную оболочку.

Предположив, что наблюдаемые нами заболевания гусят и индюшат явились следствием загрязнения кормов микотоксинами, мы провели микотоксикологический анализ комбикормов и их ингредиентов - пшеницы, кукурузы и овса. В пробах кукурузы урожая 1973 года, выращенной в этом же хозяйстве, были обнаружены термостабильные ядовитые вещества, характеризующиеся дермонекротическим действием при нанесении на кожу кролика. Из этих же проб были выделены токсигенные штаммы грибов, которые на основании культуральных и морфологических признаков были определены как Fusarium sporotrichioides.

Клинические признаки изучаемого синдрома воспроизвели на гусятах после скармливания им в течение 11 дней культуры одного из штаммов Fusarium в количестве 2 и 4% к массе корма.

В экстрактах культур Fusarium с помощью тонкослойной хроматографии и биоавтографии были обнаружены НТ-2 токсин, неосоляниол и Т-2 токсин, а также зеараленон. В комбикормах, скармливание которых вызвало изучаемое заболевание птиц, и в пробах кукурузы, входящей в состав комбикорма, обнаружили Т-2 токсин. Заключили, что кормовой токсикоз гусят и индюшат был следствием загрязнения кормов трихотеценовыми фузариотоксинами, в частности, Т-2 токсином.

Третий случай имел место на ферме (Харьковская область) с поголовьем около 130 000 кур преимущественно 7-10-месячного возраста, после того как 1 октября 1982 года в рацион включили кукурузу нового урожая в количестве 20%. В течение последующих трех недель яйценоскость постоянно увеличивалась, что характерно для данного возраста кур, и превысила 65%-ный уровень. Затем неожиданно произошло резкое снижение яйценоскости до 51% . Отклонений в клиническом состоянии птицы при этом не было; на протяжении всего двухмесячного периода наблюдений птица полностью поедала дневную норму корма. В двух из пяти исследованных образцах кукурузы обнаружили Т-2 токсин в количествах 40 и 110 мкг/кг; афлатоксин В1, охратоксин А и зеараленон не обнаружили. После исключения недоброкачественной кукурузы из рациона у кур восстановился высокий уровень яйценоскости. Заключили, что токсичность кукурузы связана с ее загрязнением Т-2 токсином.

Четвертый случай. В августе 1983 года на крупной ферме (Харьковская область) в рацион взрослых индеек (более 2000 голов) включили пшеницу, которая после уборки урожая хранилась в условиях повышенной влажности. Вскоре началось тяжелое заболевание птицы, проявившееся массовыми некротическими стоматитами, пневмонией. Антибиотикотерапия оказалась неэффективной. Большое количество индеек пало или было выбраковано. В пшенице обнаружили Т-2 токсин в концентрации более 1000 мкг/кг.

Пятый случай. Тяжелое поражение некротическим стоматитом взрослых индеек и увеличение отхода произошло весной 1984 года в одном из хозяйств Калужской области; в комбикорме обнаружили Т-2 токсин (40 мкг/кг).

Шестой случай. Некротический стоматит с выраженной деформацией клюва наблюдали в сентябре 1990 года на бройлерной фабрике в Донецкой области, где в течение трех недель из 40 200 принятых на выращивание цыплят пало 14 300. Из комбикорма выделили грибы-продуценты Т-2 токсина - Fusarium sporotrichioides.

Седьмой случай. В июне 1991 года слабовыраженный некротический стоматит проявился в группе из 1 300 цыплят-бройлеров (Харьковская область) - у 20% поголовья. Признаки заболевания исчезли после завоза очередной партии корма.

Восьмой случай. Массовое (до 100%) поражение некротическим стоматитом 2-3-месячных индюшат общей численностью более 20 000 голов произошло в хозяйстве Полтавской области в конце июля 1991 года. Отмечены также некрозы слизистой оболочки зоба. Одновременно птица оказалась пораженной колибактериозом и микоплазмозом. В результате индюшата отстали в росте, значительно увеличился отход. Обследование хозяйства показало, что индюшатам скармливали пшеницу нового урожая, пораженную фузариозом. Из пшеницы выделили два вида Fusarium: один обнаружил способность вырабатывать трихотецены типа А (Т-2 токсин, НТ-2 токсин, Т-2 триол), другой - трихотецены типа В (дезоксиниваленол); оба вида вырабатывали зеараленон и аурофузарин.

Девятый и десятый случаи. Заболевания кур-несушек на двух крупных птицефабриках, проявившиеся ухудшением поедаемости корма, снижением продуктивности, увеличением смертности и выбраковки птицы, а также некротическим стоматитом (почерневшая поверхность, сосочки и кончик языка; ряды почерневших сосочков на небе) у большей части (60-100%) поголовья, зарегистрированы весной 1996 года в Донецкой области. Так, на одной из фабрик поедаемость птицей корма в течение 13 дней в среднем сократилась с 128-130 до 120, а в отдельных птичниках - до 56-70 г/голову/сутки; на 260-330 г уменьшилась живая масса кур. Отход птицы по фабрике за 15 дней составил 2,9%. При вскрытии павшей птицы чаще всего находили признаки подагры, нередко в генерализованной форме. Комбикорма на обе птицефабрики поступали из одних и тех же предприятий. Микотоксикологический анализ показал наличие в пробах комбикормов Т-2 токсина в количествах до 190 мкг/кг; афлатоксин В1, охратоксин А, зеараленон и дезоксиниваленол обнаружены не были. Провели анализ проб основных зерновых компонентов корма, отобранных на комбикормовом предприятии, осуществлявшем поставки комбикормов на птицефабрики. В ячмене (18% пробы составляло дефектное зерно и 7% - сорная и зерновая примесь) выявили аурофузарин в количестве 80-100 мкг/кг; в примеси содержался Т-2 токсин (80-110 мкг/кг). Анализ пшеницы показал, что значительную часть пробы - 23 % - составляло дефектное зерно и зерновая и сорная примесь. Во всех составных частях пробы пшеницы обнаружен Т-2 токсин: в доброкачественном и дефектном зерне - в относительно невысокой концентрации (100-120 мкг/кг); зерновая и сорная примесь оказались загрязненными в гораздо большей степени (450 мкг/кг). Кроме Т-2 токсина в примеси выявили также зеараленон и дезоксиниваленол.

Состав пробы пшеницы (%)

Наличие микотоксинов, мкг/кг

Афла-
токсин В1

Охра-
токсин А

Зеара-
ленон

Т-2

ДОН

Ауро-
фузарин

Доброкачественное зерно  -  77 % 

-

-

-

100

-

-

Дефектное зерно -  19 %

-

-

-

120

-

-

Зерновая и сорная примесь - 4 % 

-

-

120

400

170

-

Таким образом, были обнаружены источники микотоксинов. Загрязненное микотоксинами фуражное зерно было исключено из комбикорма. Примечательно, что сорная и зерновая примесь загрязнены микотоксинами в значительно большей степени, чем доброкачественное зерно; следовательно, механическая очистка фуражного зерна от примесей в процессе производства комбикормов может существенно улучшить их качество. Обнаружение в комбикормах и их зерновых ингредиентах сразу нескольких фузариотоксинов свидетельствует о существенных недостатках технологии кормопроизводства и отсутствии должного контроля качества сырья. Ввиду несовершенства существующей системы контроля качества кормов на комбикормовых предприятиях птицефабрике рекомендовано осуществлять систематический контроль кормов относительно возможного наличия в них токсических веществ.

Заслуживает внимания факт обнаружения в ячмене ранее неучитываемого биологически активного вещества - аурофузарина. Способность F.graminearum образовывать аурофузарин как окрашенный метаболит нафтохиноновой структуры изучена Ashley J.N. et al. (1937) и Shibata Shoji (1968). Недавно было обнаружено, что аурофузарин обладает значительной антибиотической активностью, а также является вероятной причиной ранее неизвестного синдрома ухудшения качества яйца у кур, характеризующегося изменением морфологических признаков яйца,- в особенности неспецифическим коричневым окрашиванием желтка, - а также снижением оплодотворенности и выводимости (Котик А.Н. и др., 1990; Котик А.Н. и др., 1993). Аурофузарин наряду с дезоксиниваленолом в количествах до 4,2 и 1,9 мг/кг, соответственно, обнаружены в 11 средних образцах пшеницы урожая 1988-90 гг. (Котик А.Н., Труфанова В.А., 1996). Выяснение роли и значения аурофузарина как вероятного фактора загрязнения кормов и фактора, оказывающего влияние на продуктивные и воспроизводительные качества птицы, требует дальнейшего изучения. В процессе контроля качества фуражного зерна аурофузарин может быть использован как показатель (маркер) неблагополучия.

С лечебной целью в корм птицы включили аскорбиновую кислоту (100 г/т), гаммааминоуксусную кислоту (150 г/т), сантохин (1 кг/т) и цеолит (40 кг/т). Увлажнение корма, увеличение дачи витаминов, белковых кормов и энзимных препаратов позволило стабилизировать живую массу птицы.

Обсуждение. Кормовые токсикозы сельскохозяйственных птиц, которые мы наблюдали в течение 23-летнего периода, проявились развитием массовых некротических стоматитов, увеличением отхода, снижением продуктивности и оказались следствием загрязнения кормов фузариотоксинами, главным образом - Т-2 токсином. Полевые случаи фузариотоксикозов гусят, а также индюшат и взрослых индеек описаны нами впервые.

Очевидно, фузариотоксикозы птиц встречаются чаще, чем их диагносцируют.

Течение заболеваний определялось видом и возрастом птицы, а также степенью загрязнения кормов фузариотоксинами. У гусят фузариотоксикоз проявился в наиболее тяжелой форме, что указывает на выраженную их чувствительность к данным микотоксинам. Вероятно, закономерно, что половина всех случаев связана с индейками, которые также весьма чувствительны к фузариотоксинам; токсикозы у индеек протекали в тяжелой форме. Наиболее постоянным и характерным симптомом у всех видов птиц - гусей, индеек, кур - был некротический стоматит, который несомненно следует считать существенным диагностическим признаком фузариотоксикозов, вызываемых F. sporotrichioides; о других факторах, вызывающих некрозы в ротовой полости птицы, не сообщалось.

В нескольких случаях токсикозы сопровождались увеличением частоты респираторных заболеваний, что могло быть следствием подавления Т-2 токсином иммунной системы. Штаммы грибов F. sporotrichioides, выделенные из кормов в процессе изучения полевых случаев токсикозов птиц, оказались продуцентами микотоксинов, характеризующихся дермонекротическим действием; в культурах грибов, а также в пробах кормов, вызвавших токсикозы, обнаружили трихотеценовые фузариотоксины типа А, в частности, Т-2 токсин.

Для выявления в кормах и культурах грибов Т-2 токсина и других трихотеценовых микотоксинов типа А мы использовали биоавтографию (Котик А.Н. и др., 1979), представляющую собой сочетание физико-химического и биологического методов анализа - тонкослойной хроматографии и обнаружения веществ с помощью чувствительных микроорганизмов. Результаты позволяют оценить данный метод как высокочувствительный и специфичный. Такая характеристика метода совпадает с его оценкой специалистами Всероссийского научно-исследовательского ветеринарного института, которые проанализировали с помощью биоавтографии 1500 образцов кормов (зерновые, комбикорма, трава, сено, силос, тапиока и др.), хлеба и хлебопродуктов, поступивших из 35 областей и республик России, Украины, Казахстана, Беларуси. При этом в 12,5% проб обнаружен Т-2 токсин, в 7% проб наряду с Т-2 токсином выявлен также НТ-2 токсин. Все экстракты, в которых обнаруживали Т-2 токсин, были исследованы с помощью ГЖХ, М/СМ и ЯМР-спектроскопии с целью идентификации микотоксинов. Результаты этих исследований показали абсолютное совпадение с данными биоавтографического анализа. 32% проб содержание Т-2 токсина превышало уровень ПДК = 50 мкг/кг (Тремасов М.Я. и др., 1997). По мнению авторов, на сегодняшний день при существующем состо янии оснащенности лабораторий контроль за содержанием Т-2 токсина в кормах и с-х продуктах реально возможен лишь при использовании биоавтографического метода, который по чувствительности не уступает ГЖХ-методу, а по простоте и экономичности в десятки раз превосходит его.

Следует отметить характерную, на наш взгляд, особенность данных случаев фузариотоксикозов птиц - проявление их с определенной периодичностью: 1974, 1982-84, 1990-91 и 1996 годы. Возможно, выяснение закономерностей поражения зерна видами Fusarium послужит основой прогнозирования загрязнения кормов фузариотоксинами. Поскольку загрязнение кормовых субстратов F. sporotrichioides и фузариотоксинами типа А наносит птицеводству серьезный экономический ущерб, по крайней мере в определенные периоды, то очевидна необходимость контроля за содержанием в зерне названных микотоксинов.

Литературные источники

  1. Бирбин С.С. Фузариотоксикоз кур // Птицеводство.-1966.- N 4.-C.32-33.
  2. Джилавян Х.А. Микотоксикозы сельскохозяйственных животных, вызываемые гифомицетами // Автореферат дисс. ... доктора вет. наук.- Москва.- 1971.
  3. Дорошко И.Н., Котик А.Н. Случай фузариотоксикоза гусят // Птицеводство.-1975.-N 11.-С.40-41.
  4. Ефремов В.В. Алиментарно-токсическая алейкия (септическая ангина) // Гигиена и санитария.-1944.-N 7-8.-C.18-25.
  5. Котик А.Н. Случай фузариотоксикоза индюшат// Научн.-техн. бюлл. УНИИП.- Харьков, 1976.-N 3.-C.36-37.
  6. Котик А.Н., Рухляда В.В., Труфанова В.А. - Способ обнаружения в кормах микотоксинов из группы 12,13-эпокси-дельта-9-трихотеценов //А.С.660653 СССР, М.Кл. А 23 К1/0011. N 2473360/30-15; Заявл. 04.04.77.- 1979.- бюлл. N 17.
  7. Котик А.Н., Труфанова В.А. Аурофузарин - новый фактор загрязнения зерна // Научн.-техн. бюлл. УНИИП.- Харьков, 1990.- N 29.-C.39-41.
  8. Саркисов А.Х., Квашнина Е.С. Новые токсико-биологические свойства гриба Fusarium sporotrichioides Sherb.// Доклады АН СССР.- 1948.- Том LXIII.-N 1.-C.77-79.
  9. Сиротинина О.Н. О токсичности перезимовавших в поле злаков //Диссертация доктора биол. наук.-Саратов, 1945.-С.1-232.
  10. Тремасов М.Я., Сергейчев А.И., Сметов П.К., Равилов А.З., Котик А.Н., Труфанова В.А. Сравнительная характеристика методов определения в кормах Т-2 токсина // Ветеринария (Москва).- 1997.- 10.-С.45-47.
  11. Тремасов М.Я., Сметов П.К. Спонтанные, смешанные микотоксикозы животных // Ветеринария.- М.- 1995.-N3.- C.20-22.
  12. Цитович И.С., Левинсон М.С. Токсические свойства кукурузы, пораженной фузариозом // Вопр. питания.-1935.-N 1.-С.85-97.
  13. Яровой П.Ф. Микотоксикоз у цыплят // Труды НИИВ Казахской академии с.-х. наук.-1961.-Т. 1.-С.447-449.
  14. Ashley J.N., Hobbs B.C., Raistrick H. LV. Studies in the biochemistry of micro-organisms. LIII. The crystalline colouring matters of Fusarium culmorum (W.G.Smith) Sacc. and related forms. The Biochemical J. 1937, v. 31, N 2, p.385-397.
  15. Christensen C.M., Meronuck R.A., Nelson G.H., Behrens J.C. Effects in turkey poults of rations containing corn invaded by Fusarium tricinctum (Cda) Sny.a.Hans.//Appl. Microbiol.-1972.-Vol.23. -N 1.-P.177-179.
  16. Cirilli G. Trichothecene problems in Italy // In: Ueno Y.,Trichothecenes - chamical, biological and toxicological aspects. Developments in food science. Vol.-1983. Elsevier Science Publ. Co., Amsterdam, and Kodansha Ltd., Tokyo.-P.254-258.
  17. Gareis M., Bauer J., Enders C., Gedek B. Contamination of cereals and feed with Fusarium mycotoxins in european coutries // Fusarium: Mycotoxins, Taxon a. Path.: Semin. Warsaw. Sept. 1987.-1989.- P.441-472.
  18. Greenway J.A., Puls R. Fusariotoxicosis from barley in British Columbia 1. Natural occurence and diagnosis // Canad. J. Comp.Med.-1976.-Vol.40,N 1.-P 12-15.
  19. Hofmann J. Die "Darre" (Glossitis gelatinosa circumscripta) eine bisher unbekannte Mangelkrankheiten junger Ganse // Berlin und Munchen. tierarztl. Wochenschr.- 1955.- N 21.
  20. Morris M.P., Fletcher O.J. Diagnostic summary of 1986 turkey, broiler breeder, and layer necropsy cases at the University of Georgia // Avian Diseases.- 1988.- Vol. 32.- P. 391-403.
  21. Palyusik M., Szep I., Szoke F. Data on susceptability to mycotoxins of day-old goslings// Acta Veter.Acad.Scient. Hung.-1968.- Vol.18.- P.363-372.
  22. Puls R., Greenway J.A. Fusariotoxicosis from barley in British Columbia. II. Analysis and toxicity of suspected barley // Can. J. comp. Med.- 1976.- Vol. 40.- P. 16-19.
  23. Renault L.M., Youjet M., Monin A., Boutin G., Palisse M., Alamayni A. Suspicion de mycotoxicose provoguce par les trichothecenes les poulets de char // Bull. de l Acad. Vet. France.- 1979.- Vol.52.-N 1.-P.181-188.
  24. Robb J., Kirkpatrick K.S., Norval M. Association of toxin-producing fungi with disease in broilers // Vet. Record.-1982.- Vol.111.-N 17.-P.389-390.
  25. Roffe T. J., Stroud R.K., Windingstad R.M. Suspected fusariotoxicosis in sandhill cranes (Grus canadensis): clinical and pathological findings // Avian diseases.-1989.- V.33.-N 3.- P. 451-457.
  26. Shibata Shoji, Eisaku Morishita, Tadahiro Takeda. Metabolic products of fungi. XXVIII. The Structure of Aurofusarin (1). Chem. Pharm. Bull. 1968, v. 16, N.3, p. 405-410.
  27. Shlosberg A., Weisman Y., Handji V. A severe reduction in a flock of hens associated with trichothecene mycotoxins in the feed// Vet. Hum. Toxicol.-1984.- Vol.26.- N 5.-P.384-386.
  28. Szathmary C.I. Trichothecene toxicosis and natural occurence in Hungary // In: Ueno Y., Trichothecenes - chemical, biological and toxicological aspects. Developments in food science.- 1983.-Vol.IY.- Elsevier Science Publ. Co., Amsterdam, and Kodansha Ltd., Tokyo.- P.229-250.
  29. Windingstad R.M., Cole R.J., Nelson P.E., Roffe T.J., George R.R., Dorner J.W. Fusarium mycotoxins from peanurs suspected as a cause of sandhill crane crane mortality // J. Wildlife Diseases.-1989.- V.25.- N 1.- P.38-46.
  30. Wyatt R.D., Hamilton P.B. Some case reports of T-2 toxicosis and aflatoxicosis in chickens // Poultry Sci.-1975.-Vol.54.-P.1830.
  31. Wyatt R.D., Harris J.R., Hamilton P.B., Burmeister H.R. Possible outbreaks of fusariotoxicosis in avian // Avian Diseases.- 1972.-Vol.16.-N 5.-P.1123-1130.

Перепечатка материалов без ссылки на наш сайт запрещена!

 

 

Украинское отделение ВНАП

Сегодня ВНАП – наибольшая международная общественная птицеводческая организация, представленная в 70 странах мира и насчитывает больше чем
7 000 членов >>>


Архив видео и фотоматериалов конференций по птицеводству, организованных Институтом птицеводства Национальной академии аграрных наук и проводимых в г. Алушта >>>


 

 

Птица для птиусадебных хозяйств

Птица селекции Института птицеводства НААН для приусадебных и фермерских хозяйств >>>


Все для птицеводов

В интернет-магазине "ДЛЯ ПТИЦЕВОДОВ" предлагаются рекомендации для организации эффективного фермерского и приусадебного хозяйства: брошюры, книги и другие товары >>>


 

Разработана компьютеризиро-ванная модель повышения экономической эффективности птицеводческого предприятия.
В качестве критериев оптимизации модели выбран общую массу прибыли за год и рентабельность производства. В случае предприятия по выращиванию мясо-яичной птицы конечным результатом такой план производства, который обеспечит максимально-возможные экстремумы выбранных критериев. >>>